Наталия Мишанина

Семейный психолог

Профессиональный детский, семейный психолог, специалист по детско-родительским отношениям, арт-терапевт, тренер, консультант, наставник, эксперт в области психологии сиротства и семейного устройства. Опыт работы в практической психологии - 25 лет.

КРЕДО: «Я помогаю обрести гармонию в себе, найти смыслы в отношениях, призываю к позитивному воспитанию для того, чтобы взрослые и дети стали еще счастливее».

Реализованные проекты:

  • Более 3000 индивидуальных консультаций
  • Более 1500 семейных консультаций
  • Более 30 успешных тренинговых программ для детей и взрослых
  • Более 500 обученных специалистов по всей стране
  • Авторские курсы "Основы перинатальной психологии", "Подросток".

Эксперт в темах:  

  • Период беременности и рождения ребенка

  • Семейные и детско-родительские отношений

  • Поддержка семей с детьми от 0 до 18 лет

  • Работа с родителями по профилактике эмоционального выгорания

  • Работа со специалистами, супервизии

  • Работа с подростками от 14 лет.

История профессиональной деятельности:

  • Ведущий психолог фонда "Арифметика добра"
  • Руководитель психологической службы фонда "Виктория"
  • Психолог-консультант, супервизор, автор и ведущая программ для родителей
  • Основатель Клуба  осознанных родителей "Растем вместе" и центра "Всегда рядом"
  • Преподаватель в Государственной Академии Славянской культуры, кафедра психологии.

Путь в осознанное родительство

Мой путь в осознанное родительство начался еще до рождения первого ребенка. В конце 80-х годов прошлого века информации о воспитании детей практически не было. Да и опыт собственных родителей не давал уверенности в том, что с детьми нужно обращаться именно так, как делали они. Я воспитывалась, в основном бабушками и дедушкой, а родителям меня предъявляли на инспекцию: чистенькая, опрятная, знает стихи, рисует и в куклы играет. Мама тем временем трудилась в престижном министерстве, папа ставил трудовые рекорды у  станка у себя на заводе. Своих детей я хотела бы воспитывать по-другому, и отдать им все то, чего не получила в детстве, маминой любви и папиного внимания.
В то время, когда я вынашивала первого ребенка, по телевизору шла передача «Мамина школа». Она меня научила, как обращаться с малышом в первые дни после рождения, как пеленать, кормить, развивать. Особенно я прониклась физическим развитием, массажами и другими активностями. Мой муж поддерживал меня. Носился по Москве, закупая в приданное погремушки, шарики, мячики, полотенчики и всякое другое, в дальнейшем все самое, на мой взгляд, необходимое. Дефицит в информации начал проявляться еще сильнее, когда в руки попала часть книги по уходу за младенцами. И снова мой муж, добытчик, ездил по букинистическим магазинам в поисках нужной литературы. По крупицам удалость создать небольшую библиотеку. Но она, в основном, состояла из сестринских справочников и книг по педиатрии.
Так случилось, что отсутствие опыта,  жуткий страх перед родами, недостаток поддержки близких, сыграли свою коварную роль. Несмотря на включенность мужа и некоторые знания по акушерству, в первых родах все пошло не так. У дочки было двойное обвитие пуповиной, гипоксия, и еще длительное замирание в родовых путях. Сложные были роды, но тогда не думалось о последствиях, просто хотелось выжить.
Спустя 3 месяца моей девочке поставили диагноз – перинатальная энцефалопатия как следствие внутриутробной гипоксии. Я тогда знать не знала, что это «за зверь», но врачи упорно твердили о том, что развития у ребенка не будет, и что я буду мучиться с «этим «овощем» всю свою жизнь». «Отдайте ее, пока не поздно, в специальное учреждение, толку никакого  будет, а вы, еще молодая, родите еще!»- буквально цитирую, что мне говорили врачи в разных кабинетах специализированной клиники. Одна мысль о том, «как это отдать, чужим людям, мою дочь, которую я родила?!»- просто не умещалась у меня в голове.
Пока я сидела в коридоре, ожидая выписки ,  с застывшим комочком у себя на руках, зареванная и абсолютно растерянная, мимо проходил старичок. Приятный такой, похожий на волшебника из детских сказок. Он остановился около меня, и строгим голосом сказал: «Хватит реветь, расскажи, кого оплакиваешь?». Я  сбивчиво рассказала о предложениях врачей. Он спросил, в каком кабинете я была, и сказал: «Вытирай слезы и заходи в мой кабинет. Через 6 месяцев ты приведешь своего ребенка за руку в этот кабинет и  своими ногами». Я зашла к нему, он внимательно рассмотрел малышку, хитренько улыбнулся и сказал: «Бери бумагу и ручку и записывай, что нужно будет сделать!». Он тогда предложил целую программу реабилитации моей дочери. Я следовала ее каждому шагу, каждый день. В ней были все мне знакомые процедуры: массаж, гимнастика, развивающие занятия, прогулки, бассейн, и много чего еще. Родственники мужа стали называть меня «сумасшедшей мамашей». Мы много гуляли, купались, ныряли, делали гимнастику и массаж, даже засыпала малышка в ванной, папа для девочки сделал специальную шапочку-поплавок.

В итоге , дочка стала ползать в 7 месяцев, вставать с опорой в 9 месяцев, а в 12 месяцев пошла. С 10-и месяцев активно болтала на своем детском языке, вокализировала, повторяла за взрослыми стихи, разбирала и собирала пирамидки, строила башенки.

К врачу в клинку мы смогли показаться только в год с небольшим. Войдя в кабинет, детка смело оторвалась от моей руки и направилась в сторону столика с игрушками. В это время врач с удивлением смотрела в карту и не могла поверить своим глазам. «Вы кого мне привели?»-задала она дурацкий вопрос. «И, вообще, чья это карта?». Девочка  подошла к столу доктора и стянула оттуда карандаш, взяла листок и начала рисовать «каляки-маляки», припевая. Немая сцена продолжалась несколько минут. И после этого молчания раздался вердикт: «Хотела вас поставить на учет по неврологическому заболеванию, но я этого делать не буду, у меня нет никаких оснований». «Вот тебе и овощ»,- подумала я. «А что было бы, если бы меня не поддержал другой, опытный человек, который в трудную минуту оказался рядом? Страшно подумать».
Сейчас моя дочь сама мама сына подростка, закончила вуз, факультет психологии, работает клиническим психологом с детьми, имеющими особые возможности здоровья. Является членом Международной ассоциации песочных терапевтов. Имеет свою частную практику как психолог. Читает лекции в Ассоциации по своей теме.
Уже тогда, в далекие 80-ые годы родилась мысль о том, что молодым родителям обязательно нужна поддержка.
В 90-ые годы я стала работать психологом в детском саду и тогда уже начала проводить родительский ликбез. Сначала говорили на темы, которые очень волновали родителей: о послушании, о наказаниях и поощрениях, о подготовке к школе, о раннем развитии и прочее.
Родители, как бы обходили темы, связанные со своими чувствами, про отношения с детьми, про отношения друг с другом. На индивидуальных консультациях, родители буквально жаловались на своих детей, сетуя на плохое поведение и непослушание. Темы, которые касались чувств, и отношений воспринимались в штыки. Проще было бы обвинять и приводить «чинить детей», а не посмотреть внутрь  себя.
В начале 2000 года судьба меня отправила на конкурс «Лучший по профессии». На нем я, с большой сцены, на огромную аудиторию говорила о том, что пора родителям повернуться «лицом к своему ребенку». Уже тогда было понятно, как некоторые дети страдают от недостатка любви и внимания своих мам и пап. Тогда я смело говорила об отвержении, нелюбви, невнимании.  Тогда я очень хотела, чтобы взрослые увидели своих детей. Я говорила от лица «отвергаемых» детей. « Я хочу, чтобы ты, малыш, вырос здоровым, добрым, отзывчивым, культурным, улыбчивым, открытым, счастливым, знающим, талантливым ЧЕЛОВЕКОМ!Я хочу, чтобы ты был ЛЮБИМЫМ! Я верю в тебя, малыш!».
 Примерно в это же время меня пригласили читать лекции по педагогической и специальной психологии на новую кафедру общей и этнофункциональной психологии  Государственной  Академии Славянской культуры. Чтение лекций совмещала с организацией факультатива для студентов 3-5 курсов по «Формированию осознанного материнства и отцовства». На это мероприятие ходили около 100 студентов. Я считала своей миссией начать говорить с ребятами о родительстве тогда, когда они еще не стали ими. Расширить репертуар тем мне позволили семинары Г.Г.Филипповой и пройденный курс по «Перинатальной психологии и психотерапии» у замечательного И.В.Добрякова.В 2003 году, на заседании кафедры было принято решение о введении предмета по перинатальной психологии в учебный план факультета. Это была маленькая победа. Я могла распространять знания не только о детской психологии, но и затрагивать темы об отношениях матери и ребенка и роли отца в период вынашивания и до 3-х лет.

В 2008 году  в год Семьи мне был предложен грант на организацию Клуба осознанных родителей.
Так, в одном из современных районов Москвы, был создан Клуб для родителей разных категорий.
К нам приходили беременные мамы и папы, была организована Школа отцов, занятия с детьми от 6 месяцев до 6 лет. Активные настоящие студенты и выпускники с огромным удовольствием включились в программы этого Клуба. К 2010 году потребность в подобных услугах возрасла, и  нужно было уже выходить на новый уровень развития. Но, все хорошее заканчивается с отсутствием финансирования. Клуб осознанных родителей еще пожил какое-то время и из-за отсутствия средств, благополучно канул в лету.

За это время были и взлеты и падения. Было недопонимание и сопротивление со стороны властей. Но я понимала, что подобная работа с семьями, которые ожидают ребенка и с семьями, в которых есть маленькие дети, остро нуждаются в поддержке.
В этот период было много выступлений на радио, статей в различных изданиях.

С 2008 года я познакомилась с семьями, находящимися в тяжелой жизненной ситуации. И наша команда подхватывала их, и начинала сопровождать. И снова, это были семьи с детьми младенцами и до начальной школы.

Понимание того, что родительству нужно учить, и что молодые семьи с детьми необходимо поддерживать, чтобы не случалось тяжелых историй, не покидало меня.

В 2009 году мне предложили прочитать лекции в Школе приемных родителей. Это была совершенно другая работа, с иной категорией взрослых, которые хотели принять в семью чужих детей, оставшихся без родительской ласки и заботы. Начался период включения в тему усыновления и приемного родительства, изучения материалов, моего активного обучения, которое дало новое понимание о родительстве и о детях, которые получили травму лишения, о значении семьи в жизни ребенка.
За период с 2009 год по настоящее время мною было обучено более 500 будущих приемных родителей, создана авторская программа комплексной подготовки приемных родителей, которая работает до сих пор, благодаря специалистам Фонда, где она была внедрена и  показала свою эффективность.

Так в жизни случается, что судьба делает большие подарки. Мне повезло, что в 2015 году я познакомилась с Дианой Машковой. Я сразу поняла, что это именно мой человек, который так же рассуждает, так же стремится что-то изменить, и помочь. Ее мысли, прочитанные мною  в Дианиных книгах, очень откликались. Я тянулась к ней душой.   И мы стали работать вместе над проектами, разворачивали идеи, которые могли бы помочь детям, лишенным родительского тепла, обрести свою семью. На Школе приемных родителей, которую мы проводили вместе, участники задали вопрос: «А почему эти знания, которые вы даете при подготовке к принятию детей, не преподаете обычным родителям?». Такой вопрос часто звучал на других Школах. И тогда, уже четко сформировалась потребность в массовой передаче этих знаний. Диана взялась за эту работу и аккумулировала опыт более 7 лет. А меня она пригласила в команду. И сейчас, находясь в команде «Азбуки семьи», я абсолютно уверена, что ту миссию, которую я определила для себя много лет назад, обязательно реализуется в этом огромном проекте. И тогда, и дети, и родители будут счастливы.